10.07.2017
В нашем питомнике появились щенки от прекрасной пары! Спешите купить щенка бурбуля!
подробнее...

15.06.2017
Питомник предлагает на продажу породистых щенков бурбулей
подробнее...

25.05.2017
Монопородная выставка БУРБУЛЬ 19-20 августа.
подробнее...

19.05.2017
Внимание! Состоится племенной смотр 03 июня 2017 года.
подробнее...

Все новости
Наша особая гордость!

Поздравляем наших детишек с победой на монопородной выставке. Лучший Юниор и Лучший представитель породы!

Питомник собак породы бурбуль: Победители выставок. Поздравления...

Для хорошего воина.

“Для хорошего воина “ты должен” звучит приятнее, чем “я хочу”. И все, что вы любите, вы должны сами приказать себе. Живите жизнью повиновения и войны! ”Ф. Ницше

Старинная догообразная порода, пока малоизвестная за пределами своей родины. Официально родиной породы считается Южноафриканская Республика, хотя в действительности корни бурбуля следует искать в Европе. В словарях вы можете найти следующее определение бурбуля: "Большая фермерская собака, происхождение которой точно неизвестно". К счастью, сейчас об этой собаке известно достаточно много. Прежде всего, бурбуль сегодня - вполне сформировавшаяся порода, весьма однородная по типу и с ясно прослеживаемой историей. Оставив в очередной раз за скобками давно набившую оскомину тему о тибетских догах и “злокозненных финикийцах” в качестве причин существования молоссов на земле, попытаемся рассмотреть историю бурбуля через призму реальных предпосылок его возникновения и с позиций здравого смысла.

Будем исходить из того, что возникновение пород собак с вполне конкретным предназначением возможно только при наличии определённых социокультурных предпосылок, своего рода “социального заказа” на животных, обладающих определёнными полезными свойствами. Впервые в истории человечества потребность в боевых и караульных собаках появилась только в связи с вполне определённым уровнем военного искусства и формированием слоя собственников и воинов – впоследствии сформировавших элиту древних сообществ. Мнения историков и антропологов разнятся в точной датировке начала процесса, но, не вдаваясь в дебри и придерживаясь наиболее распространённой точки зрения, мы склонны считать, что первые боевые доги появились в эпоху Древних Царств, и, цитируя замечательного отечественного историка Богданова “из этого источника черпала вся Европа”. Впервые в истории боевых собак в качестве полноценной и самостоятельной воинской силы стали использовать ассирийцы. В то время военная наука не знала строя – ратники сходились мало организованными, как попало вооруженными толпами, в то время как вожди имели обыкновение сражаться с боевых колесниц, подчас топча и увеча своих и чужих с равным успехом. В ассирийской армии боевым догам отводилась роль первой ударной силы: лавина закованных в бронзу собак катилась впереди наступающих войск, сея ужас и смятение в сердцах бойцов противника. Испуганный воин – мёртвый воин, а запредельная, с человеческой точки зрения, решимость специально натасканных боевых псов ломала дух противостоящего войска лучше отточенной бронзы. Немного отступая от темы, заметим, что победить страх человека по отношению к атакующему зверю – вполне нетривиальная задача, подчас требующая специальной психологической тренировки. Таким образом, согласно дошедшим до нас свидетельствам, впервые в истории человечества “технология” целенаправленного разведения боевых собак возникла в Ниневии и Нимроде в Междуречье. Согласно древним клинописным табличкам, жители этих провинций древней Ассирии занимались выращиванием боевых догов для военных нужд, освобождаясь от уплаты налогов в казну. Позднее, уже в эпоху античности, потомки этих грозных зверей сопровождали воинов Ксеркса, державшего в ужасе сопредельные народы. Период его правления ознаменован походами “за край ойкумены”, - этот воинственный царь посылал войска за Дунай, не говоря уж о постоянных войнах с греками. Скорее всего, именно потомки боевых азиатских догов сформировали типы догообразных Эллады, впоследствии повторно смешанных с гладкошерстными азиатскими догами в эпоху завоеваний Александра Македонского. Оставим за скобками данного повествования наивные сказки о “собаках, предназначенных для травли львов и слонов”, поскольку справиться и с тем и с другим очевидно неспособна ни одна из вымерших и ныне существующих пород. Заметим также, что победоносный Александр никогда не был собственно в Тибете или даже в его предгорьях, что практически не оставляет шанса теории происхождения современных молоссов от тибетского мастифа. В понимании древних греков “Индия” начиналась уже на территории современного Афганистана, а индийские доги – суть не синоним понятия “тибетские”. Закат греческой цивилизации совпал с началом расцвета Рима*. .

Римляне, будучи поклонниками звериной травли и разного рода кровавых зрелищ, сохранили и приумножили доставшееся им поголовье боевых собак, в то время как использование их собственно в римской армии было весьма ограниченно. Дело в том, что легион – самое организованное и совершенное в то время боевое построение, сражался в чётком строю и совершенно не нуждался в неорганизованных вспомогательных силах. Наоборот, любая неупорядоченность только мешала слаженным маневрам составляющих его когорт и манипул. Поэтому место для боевых собак в римской армии существовало только среди вспомогательных подразделений, тыловых служб и обозов. Однако это не значит, что в римской армии не было боевых догов, и именно их потомки позднее оказали огромное влияние на многие европейские догообразные породы.

Римские корни имеют такие известные и распространённые сегодня породы, как ротвейлер, мастино - наполитано, швейцарские овчарки и, в той или иной степени, многие другие догообразные, сформировавшиеся теперь на территориях, некогда завоёванных Римом. Все эти собаки происходят от древних азиатских молоссов, пришедших с Востока с племенами примитивных скотоводов и, впоследствии, облагороженных скрещиванием с продуктами селекции более развитых народов античных цивилизаций. Такой генезис имели и разновидности распространённых в средневековой Голландии буллен – и бёрен – бейсеров – “бычьих” и, соответственно, “кабаньих” собак, предназначенных как для реальной работы по соответствующему зверю, так и для травли на потеху публике. Традиции такого рода боёв были очень распространены в средневековой Европе и во многих сопредельных странах существовали схожие между собой травильные породные типы, подчас известные под весьма схожими названиями. Обладая серьёзным боевым потенциалом, и равно способные как к боям, так и караульно – сторожевой службе, собаки эти были незаменимыми помощниками человека в сложных условиях жизни. Именно поэтому их охотно брали с собой колонисты, отправляющиеся в Новый Свет.

С другой стороны, в цивилизованных странах Старого Света жизнь становилась все размереннее и безопасней, социальный заказ на собаку с наклонностями гладиатора терял свою остроту, а с запретом боёв и травли - и вовсе потерял актуальность, что привело к массовому исчезновению и деградации старых боевых пород. Другое дело – жизнь в колониях. С одной стороны, это каждодневная борьба за существование, с другой – культурная и географическая изоляция. Африканский вельд и сегодня – не самое гостеприимное место для белого человека, что говорить о том, каково там было первым бурам – поселенцам, выходцам из Голландии.

Согласно официальным южноафриканским источникам, в 1652 году Jan Van Riebeeck приплыл на мыс Доброй Надежды, и привёз с собой собаку, чтобы она охраняла его семью в этой дикой и неизвестной стране. Эта собака , известная как "Bullenbitjer", была большой ,тяжёлой, мастифообразного вида. Скорее всего, подобных случаев было множество, только они не были задокументированны. На протяжении многих десятилетий булленбейзеры приезжали с семьями колонистов в южную Африку и, казалось бы, растворялись в её диких просторах, не оставляя о себе никаких упоминаний. Но собаки никуда не исчезали, они делали то, что должно, в точном соответствии со своим предназначением – защищать и охранять жизнь и имущество человека, если надо – до последнего вздоха, до последней капли крови. Тем более, что защищать было от кого. В тихой Европе, даже в самые бурные годы своего боевого использования, предки бурбуля не испытали и десятой доли тех тягот и опасностей, что выпали их потомкам в повседневной жизни в колониях. К счастью, порода была скроена с изрядным запасом прочности, что позволило ей выжить и в кое – в чём превзойти своих прародителей. Очень большое значение имел естественный отбор, поэтому современные бурбули такие сильные и выносливые. Ведь в тех краях не было никакой ветеринарной помощи, и собакам приходилось в значительной мере заботиться о себе самим. В прошлом владельцы бурбуля нуждались в друге и защитнике семьи, работнике и бойце. Эта собака не могла позволить себе непослушание, вздорное поведение телесную или душевную слабость - она должна была находиться в постоянной готовности защищать семью, работать на ферме, драться с врагом, и, если нужно, убивать – быстро и без колебаний. Выживали самые сильные, жесткие и приспособленные. К началу ХХ века породный тип можно считать вполне устоявшимся, хотя официальное признание пришло к бурбулю много позже – в 1980 – ые годы. В это время стараниями энтузиастов было осмотрено огромное количество фермерских собак, на основании которых был составлен стандарт породы. К этому времени Ассоциация любителей бурбуля насчитывала около 900 членов, и 72 отобранные собаки наиболее желательного типа послужили основой всего современного поголовья. В 1990 году создано SABC – общество любителей бурбуля. Порода приобрела известность за пределами ЮАР, но до сих пор не признана FCI, а хорошо это или плохо – поговорим чуть позже. Современный бурбуль представляет собой очень большую, но в то же время не гигантскую собаку, наделённую огромной физической силой и явно способную в любой момент задействовать весь её потенциал. Представьте себе крупного бульмастифа с динамикой и рычагами амстаффа – пример не вполне корректный, но в какой – то степени характеризующий породу. Подчас не верится, что такая тяжелая собака может быть настолько энергичной и подвижной. Ощущение физической мощи в сочетании со свободой движений поражают. В ЮАР существует несколько внутрипородных типов, охватывающих спектр от облегченных, задранных на ногах, наподобие дога, до излишне массивных, утрированно-тяжелых, часто излишне короткомордых животных. Наиболее желательный породный тип находится в середине между этими крайностями. Патологии в строении конечностей распространены в породе реже, чем у других тяжёлых молоссов, но всё же встречаются, поэтому тест на дисплазию для производителей этой породы отнюдь не является лишним. Как уже говорилось, собаки удивительно крепкие, жизнестойкие, легко приспосабливаются к климату, хорошо переносят вольерное содержание, и, по сравнению с другими тяжеловесами, отличаются долголетием. Еще раз повторим, что для своей весовой категории, бурбуль весьма подвижен и активен и это следует иметь в виду при приобретении собаки.

Характер достаточно ровный: бурбуль послушен, не склонен к немотивированной агрессии и не слишком свиреп по отношению к собратьям, хотя его природная склонность к охране заслуживает определённого внимания. Дело в том, что он совсем не годится на роль декоративного коврика в прихожей и является прежде всего рабочей собакой, а уж потом красивой и экзотической. В принципе он будет пускать в дом гостей и, даже будет им рад, но только при условии грамотной социализации. Собаки этой породы требуют последовательного и твёрдого воспитания, кроме того, у себя на родине они проходят обязательный тест на характер. Злобные и неуравновешенные бурбули в ЮАР уничтожаются. В процессе специального обучения очень важно соблюдать осторожность: не травить молодую собаку с неокрепшей психикой и вообще не слишком увлекаться занятиями, развивающими злобу, памятуя о природных задатках, присущих собакам данной породы.

Относительно перспектив признания породы FCI, южноафриканские заводчики проявляют завидное благоразумие: они не спешат. FCI сама по себе, бурбуль сам по себе. Иэто,как говорится, правильно. С одной стороны, собака непризнанной породы не может получить высший титул на выставке по регламенту FCI, с другой – он вполне может получить титул на выставках по собственному регламенту, причем чужой человек не будет щупать собаку руками и снижать оценку за то, что в процессе она на него не так смотрит. На родине породы до сих пор существует бальная система оценки. Суть её заключается в том, что группа экспертов оценивает стати экспонируемых собак, не обременяя их излишней навязчивастью и попытками физического контакта, затем высчитывается среднее арифметическое по каждой стати каждой собаки, и на основании набранных баллов расставляются оценки. Система достаточно интересная, тем более что именно так судили собак и в России во времена Л.П, Сабанеева. Возможно, подобный подход может показаться архаичным, незрелищным и совсем не годным для той шоу – системы, которая сложилась сейчас во всём мире, но, тем не менее именно такая система экспертизы немало способствовала тому, что и по сей день бурбуль остаётся прежде всего рабочей собакой и не спешит превращаться в диванного сторожа, как это произошло со многими другими породами. И такие собаки будут нужны до тех пор, пока уровень безопасности в обществе не отменит социальный заказ на надёжных четвероногих телохранителей.

Собаки данной породы, как уже говорилось, известны за пределами своей родины, но нигде немногочисленны. В России сейчас стараниями любителей собрано достаточно интересное и перспективное поголовье. Российский Национальный клуб любителей бурбуля организован в 2000 году в рамках Объединенного клуба любителей южноафриканских пород (совместно с южноафриканским риджбеком) и зарегистрирован в РКФ. В 2003 году НКП "Южноафриканские породы переименовано в " Союз НКП «Южноафриканский бурбуль» и «Родезийский риджбек»